?

Log in

No account? Create an account
Восточно-западный болван
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Александр Толокно's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, November 1st, 2011
7:17 pm
Жан Франсе (Variazione in russo)
Благодаря прекрасному радио "Орфей" познакомился сегодня с милейшим композитором. Чуть ли не впервые за последние лет 20 так порадовали французы. Он 1912 года рождения и 1997 смерти, то есть когда его ровестники или супились, или надувались, или коммерциализировались, он развлекался и других развлекал.

Может со мной что-то не так, но очень мне по душе пришелся мосье Франсе.

Ссылки живы. http://intoclassics.net/news/2009-11-07-10684
6:56 pm
Жан Франсе \ Jean Françaix
У суботу надибав в Інеті пречудове радіо "Орфей", якого не чув вже років під 20 — у нас транслювати його припинили десь тоді, а в інтернеті я його шукав останній раз може років зо три тому і не знайшов.

Сьогодні у них у програмі була частинка кларнетового концерту Жана Франсе. Музика легка, мелодійна і надзвичайно приємна. Зазирнув до інтернету, і виявилось, що Франсе зовсім 1912 року народження і 1997 смерті, тобто коли всі або супилися, або надималися, або комерціалізувалися, він просто розважався та інших розважав.

Може зі мною щось не так, але дуже до душі припав мені цей композитор.
Велика подяка радіо "Орфей"!

В Україні можна ознайомитися з музикою тут http://www.ex.ua/view/10768763
Friday, October 28th, 2011
5:49 pm
Ідеальна мати
Сьогодні уві сні читав лекцію про те, як стати ідеальною матір'ю. Головною умовою досягнення результату було досконале знання обох томів ДТК, тобто Добре темперованого клавіру Баха. Жінка, що прагне стати такою матір'ю має невтомно їх слухати, довершено грати та розуміти, вміти пояснювати та роз'яснювати як дітям, так і дорослим.
Friday, September 2nd, 2011
5:13 pm
Лупцювали хлопці барабани
Довга це історія — чому, тож скажу просто: чомусь заходився я перекладати з італійскомовної Вікіпедії до українськомовної статті про італійських діячів естради — здебільша кантауторе, але не сіло не впало стрибнули до моєї творчої майстерні зовсім вже попсові громадяни a la Ганна Гаджі, що у просторіччі Анна Окса (правда я її розгорнуту біографію не зробив) та гурт Pooh, з яким я вже місяць длубаюсь (за 47 років нанадавали матеріалу).
А щоб праця моя була більш-менш відповідною, я пишу статтю і паралельно слухаю музику, про яку пишу. Коли музика мені зовсім не подобається (дивнапр. . Енріко Руджері), то праця іде кепсько, і у свідомості нав'язливо висить болісна і слушна думка «навіщо?», або «на що я час витрачаю?», або ще щось таке, про що якось незручно писати. Звичайно це відображається на якості тексту.

Т.ч., мені довелось цим літом, і навіть частиною весни, безкоштовно переслухати досить багато такої музики, яку я, як мені здавалось, можу слухати лише за вагомі гроші. І постало переді мною у своїй сліпучій оголеності грандіозне питання: НАВІЩО ВОНИ БЕЗПЕРЕРВНО ГАТЯТЬ У СВОЇ БАРАБАНИ?! Чому в академічній музиці барабан є однією з барв, у видатних джазистів та інших легковиків — однією з фарб, якими вони інколи геніально малюють, а у попсовиків та масовиків це якась молотарка людських душ і більш нічого?

І з кожним роком у барабанів все менше мистецтва і все більше агротехніки.
Інколи буває, що ніби-то і непогана музика, і вправні музѝкі, і аранжувальник не без обдарування, а барабани гримлять і гримлять.

Як казав відомий у СРСР французський льотчик: коли на сцені хтось гатить у барабан, то це комусь потрібно.

O tempora! O mores!
Saturday, May 14th, 2011
6:14 pm
Гіперчутливість українських поетів, або щодо нашої відповіді ворогам
"Нашу відповідь ворогам" я написав сьогодні вранці як реакцію на невідгукливість мого чиказького друга Сергія: я викликав його у Гуглтоці різними способами, а він не реагував. Тоді я вдався до крайніх заходів, можливо недопустимих, але була конечна необхідність: я написав цей чудесний вірш.

Я був здивований.
Я був приголомшений.
Я був майже у розпачі.
Мої поезії не викликали Сергія з глибин Інтернету!
Такого ще не було.

Моє тверде переконання у власній геніальності, точніше у власній геніальності мого поетичного обдарування захиталось.
Я почав чиплятися до людей зі своїм чудовим віршем; і виявилось, що він принаймні не гірший за інші мої твори. То в чому ж тоді справа? Чому? Чому Сергій не з'явився?
Питання, на які важко отримати відповідь.

Але наразі я дізнався правди!

Мені повідомили, що сьогодні dies irae українського народу.
І я нарешті збагнув, що правдивий мотив вірша не є видобування друзів з мережі,
не жарт,
непорожня мовна вправа.
Це відповідь моєї поетичної душі на самовідчуття народу;
це доказ того, що поетична душа живе прагненнями, болем та сподіваннями своїх ближніх;
це свідчення про те, що поет дихає флюїдами людських доль.

Вважаю за необхідне негайно передати цей вірш у центральний повстанський комітет.
Коли його розмістити на плакатах та транспарантах і йти з ним на барикади, перемога стане неминучою, зло відрине і звитяжні вої добра та справедливості ступлять на мармурові сходи кабінету міністрів.
5:20 pm
Наша відповідь ворогам
Чунгмарачнії шмандрони,
Ви на нас не шупигайте,
Ви на нас не кривуляйте,
Ми не змургаємся вас!

Ми піднімем наші трули,
Наші глушнії сапари,
І тоді заскрають крили
Про чихминність наших душ.
Wednesday, December 22nd, 2010
8:27 pm
Леся Українка
Якось так склалося, що з дитинства не подобалось мені ім'я Лариса. Можливо це було зумовлене байдужістю до мене з боку співдитсадочниці, хоча навряд, бо мене цікавили принади інших краленят, можливо фонетична зухвалість цього імені краяла мені слух та відчуття доречності.
Достоту можна стверджувати, що воно мені не подобалось жодної хвилини., з тієї причини, що я ані на шеляг часу не був закоханий у жодну з Ларис. Адже практично усі жіночі імена негарні до тієї загадкової миті, коли вони починають вигравати на сонці і без нього усіма кольорами веселкі, і навіть понад те.
Проте, більшість жіночих імен мене просто лишають у цілковитій байдужості, а Лариса викликАла, не те щоб огиду (це було б нечемно принаймні писати), а стійку неприязнь: надто претензійно звучить, і дійсно викликає відчуття зухвалості.

І що ж тепер сталося?
Невже закохався? Адже це так легко зробити.
Так.
Закохався.

Лариса Косач.

Нині мені важко уявити, як можна в неї не закохатись.

Posted via m.livejournal.com.

Tuesday, September 14th, 2010
7:55 pm
Compleanno di Basilio!
Що за день такий чудовий,
Чому сонце сяє?
То ж Сергійко народився,
Більш причин немає.

Ось такий подарунок ювіляр отримав під своїм Чикаго їхньою глупою ніччю.
Але протягом дня в моїй душі відбувалося щось на кшталт тортурів. Я вирішив їх припинити, і ось що вийшло.

На світі бевзів є багато,
А також йолопів і остолопів,
Котрі вважають, що весна
До нас весною лиш приходить.

Не розуміють осоружні, -
Що ця півкуля, хочь вона й північна,
І восени весною квітне,
Бо принесла Сергійка нам.

А той Сергійко, хоч і легінь,
А все ж троянда, всеж гвоздика пишна,
Він яворець широколистий,
Сорокорічний наш Сергій.
Tuesday, July 6th, 2010
7:32 pm
Це сталося сьогодні уночі
Йшов дощ, як кажуть piove a dirotto,
І їй здалось, що те вікно, що л'aria freska
В мою кімнату пропускало, причинити треба.
Десь з півгодини міркувала пані,
Чи зачинити все, чи щось лишити можна,
І carità стрибнула їй на шию раптом!:
Й шляхетно стулку залишила єдну,
щоб зовсім ми не здохли від задухи й спеки,
Але щоб і не виспались доволі,
Ота шляхетна, пишно-ніжна паніматка.
І ледь не врізали ми дуба з сином -
Пиляли з вечора до сьомої години ранку, -
І майже він упав, та сонце влізло
На небо й зовсім всіх нас побудило, тож ми
Тепер сидим і думу тяжку колупаєм:
Чого нам ще від панії чекати?//
Monday, May 10th, 2010
2:36 pm
Улас Самчук
Только что дочитал роман Уласа Самчука "Мария". Нахожусь под сильным впечатлением. Насколько я знаю, его, Самчука, выдвигали на Нобелевскую за трилогию "Волынь"; но, на мой взгляд, вполне можно было и за "Марию" дать сию вескую премию. Букера какого-нибудь занюханого, конечно, за такие вещи не дают, но нобелевский комитет подобные эпические творения любит.

Не могу отделаться от ощущения, что этот роман уровня "Соков земли" Гамсуна, а в чем-то и более пронизывающ. Впрочем, с пронзительностью всё понятно: Гамсун российские революции и их последствия не переживал.

Но дело все таки не только и не столько в большевистской заразе - роман охватывает период примерно с 1875 по 1933 гг., - дело в том, что это настоящая литература, дело в том, что 28-летний парень из украинской глубинки написал практически шедевр.
Tuesday, February 23rd, 2010
5:12 pm
Paragone
Было всё не так, как в прошлый раз.

Исходя из предыдущего опыта, я взял с собой Вивальди, Прокофьева, Люлли, "Русскую музыку", А. Скарлатти, сборник светского ренессанса и Willem-а de Fesch-а. Но, как оно обычно и бывает, пригодилось немногое, да и то, всё больше не до него было.

Если в прошлый раз мы пробыли в роддоме 12 часов, то в этот всё ограничилось двумя. Причем час из них был очень интенсивным. Кажется я дольше находился в родовом зале после родов, чем во время, притом, что я его не покидал ни на секунду.

Стиль родов почти в корне отличался от прошлого выступления, но Елена Александровна выполнила свою партию блестяще, за что я ей очень благодарен и приношу ей свое восхищение.
4:32 pm
Агния
Божией помощью, заступничеством Пресвятой Богородицы и молитвами мч. Агнии девы, вчера у меня родилась дочь.

Слава Тебе Боже наш, слава Тебе!
Tutta la Gloria a Dio!
Saturday, January 2nd, 2010
7:41 pm
Roger Martin du Gard "Jean Barois"
Загадочная страна была Советский союз.

В 1958 году в Москве вышел перевод романа Роже Мартена дю Гара "Жан Баруа". Книга посвящена борьбе атеизма с католицизмом. На первый взгляд вообще с религией, но на самом деле, г.о. с католицизмом. Борцы мало чего знают о религии в целом, но хорошо знакомы с католичепством. И немудрено, потому что время действия 1878 - примерно 1913 (дгод первой публикации), а в то время о религии были очень поверхносные знания. Впрочем, такие же, как у современного неинтересующегося предметом человека. Но в те времена эти поверхностные знания считались последним писком НАУЧНОГО знания. По крайней мере так было в Европе и во Франции в частности. В англосаксонском мире, вроде бы, дело обстояло посерьезнее. Тут есть масса ньюансов, и я не ради них взял в руки перо :).

Г-н Дю Гар был автор скрупулезный, склонный к выверенной мысли, и читая его роман иной раз кажется, что имеешь дело с научным текстом: тщательность, добросовестность, честное разворачивание контраргументов и признание их обоснованности, сухость стиля, сведение к крайнему минимуму художественных излишков.
В результате атеисты в проигрыше, хоть и автор, и его герой изо всех сил противятся этому.
Само по себе это не вызывает особого удивления, но поразительно, что эта книга вышла в СССР да еще в 58 году!
Возможно это было допущено в целях введения в обман Запада и в надежде, что советский читатель книгу бросит странице на десятой.
В самом деле, человек, для которого тема соотношения религии и научного знания особого интереса не представляет, читать этот роман не сможет
Форма его эксперементальная:
- сплошные диалоги, даже оформленные подобно драматическому тексту. Учитывая сказанное выше о склонностях автора, можно представить насколько увлекательно его читать любителям романов;
- обилие документов. Вся середина книги, наверное хорошая треть, а может и больше - дело Дрейфуса. В текст включены даже расшифровки стенограм судебных заседаний;
- письма, записки и дневники персонажей;
- от автора чрезвычайно мало пояснительного текста.
Начинается произведение болезнью 12-летнего Жана Баруа. Он очень глубоко верующий католик. С 15 лет у него возникают сомнения, которые приводят его в 25 к полному отрицанию религии. 30 с лишним лет он всеми силами борется с верой, служит "истине и прогрессу". Он главный редактор прогрессивного интеллектуального журнала, который является рупором правды и справедливости в деле Дрейфуса. Но у него вспыхивает задавленный в детстве туберкулез, что накладывается на разочарование в идеях, которые питали его агрессивную и обильную деятельность. Он постепенно возвращается к вере и умирает как христианин.
Лирическая линия очень скудна: в студенчестве мимолетная плотская связь; в 22 года женитьба на дочери крестной - обе крайне верующие; из-за конфликта вызванного его злостным атеизмом, они расстаются, она остается с ребенком; связь с племянницей и, кажется любовницей по совместительству, его друга и соратника еврейской национальности, которая бросает его ради другого их общего друга и соратника. Все это без подробностей, без постельных ссцен, почти сухими уведомлениями.
18 лет он не видит свою дочь. По ее совершеннолетию она приезжает к нему, живет у него пару месяцев, изучает его труды. Он увлечен отцовскими чувствами, что подталкивает его к переоценке ценностей, но он крепок в своих убеждениях и упрям. Дочь уходит в монастырь, что поражает его до глубины души. Ее мать поражена еще больше. Они сходятся. Он проводит последние годы жизни с ней, уйдя от дел и порвав со всем своим прошлым. Умирает причастившись в присутствии ее и священника.

В самом деле, какому советскому руководителю могло прийти в голову, что это можно читать? Или какой настоящий советский читатель мог бы это вынести?
Дрейфус вроде бы был любим советской пропагандой, но до него еще дочитать нужно, а дочитав сталкиваешься с аморфным пмассивом нудных диалогов и документов.
Есть там еще предисловие. Если бы в нем были поставлены все точки над i, может быть все было бы не так страшно, но тов. Зонина очень бережно пожурила автора и главного героя, а религию, можно сказать, вообще не обидела.
В общем сплошная беда и загадка.
Sunday, June 14th, 2009
7:47 pm
Кнут Гамсун
Мне далеко не было тридцати, когда твердо установилась пятёрка моих любимых писателей. Первые 4 до сих пор неизменно сидят по своим местам, а с пятым проблемы.

Гамсун сразил меня "Мистериями". По сей день я проверяю степень опьянения фразой "ассоциация идей". Не ею покорил меня роман, но хорошо я помню именно ее. Есть еще парочка образов, но все-таки... :)
"Голод", разумеется, тоже не был пролистнут наспех. "Соки земли" откровенно вызывали унисонное биение моего сердца с сердцами членов нобелевского комитета. "Местечко Сегельфосс" совершенно неожиданно пробудило во мне родственные чувства к норвежцам.

А вот "Пан", "Виктория", и "Под осенними звездами", равно как и "Странник, играющий под сурдинку" совсем не впечатлили и заставили сомневаться в законности пребывания их автора в пятерке. Первые четыре произведения включали его сияющее имя в пятом окошечке, а вторые четыре гасили его. Так оно и моргает и по сию пору.

Поскольку пришло время перечитывать вообще, то надо бы и г-на Педерсена посетить.

Да, еще "Дети времени" хороши, но они первый роман, а "Местечко Сегельфос" - второй, что в памяти сливается воедино.

Напомнило мне о писателе сегодня радио. Фильм, что ли, о нем сняли - начало сообщения я упустил. Как-то очень отчетливо вспомнили, что он Гитлера сильно возлюбил и нацизм от всей души поддерживал, за что под суд попал. Старенький был, потому не посадили, а запихнули в дом престарелых. Умер же все-таки дома.

Как-то странно, что такой писатель вдруг на старости лет в такую, не побоюсь этого слова, фигню влез. Странно, печально и непонятно. И нет ничего из под его пера вышедшего, что могло бы набросать света на его преклонные упражнения. Т.е. наверное есть, но где-то не там, где я хожу.

Уж вечер близится, а радио утром проболталось, но муляє щось чи то в душі, чи то у сердці. Ось не витримав та й сюди злив - може допоможе, або хтось щось втишне скаже.
Friday, June 5th, 2009
11:35 am
Il Palto
У Некрасова с Панаевой в "трех странах света" пальто мужского рода.
Какая прелесть.
Предлагаю вернуться к первозаимствованию.

На улице дождь. Возьму-ка я свой непромокаемый пальто и схожу помокну.
Ах, мадам, ваш фиолэтовый пальто сводит меня с ума.
Чей пальто, господа? Кто забыл этот изумительный пальто с такими роскошными прорехами?
Monday, June 1st, 2009
1:51 pm
Княжна
К слову пришелся Тарас Григорьевич, и я быстренько ссылочку милой собеседнице разыскал, и сам зачитался.
Пусть великоросские мудрецы а-ля о. Андрей Кураев и мечтатели-запроданці а-ля мои православные друзья величественно плюются в нашого кобзаря (я сам иной раз не прочь плюнуть), но как можно отказывать в талантливости - использую нейтральное слово - хоть бы вот этому?
http://litopys.org.ua/shevchenko/shev203.htm
Sunday, May 31st, 2009
3:38 pm
Мигель Анхель Астуриас
Наверное во второй половине 90-х я прочел "Сеньора президента". А может и в самой их середине. Понравилось мне тогда очень. Было яркое ощущение прикосновения к настоящей литературе, к большому таланту и к реальной жизни неведомой страны Гватемалы.
В предисловии к роману упоминалась Банановая трилогия, которую я очень хотел прочесть, но раздобыть ее не удалось. Собственно говоря, ничего другого из Астуриаса я и не прочел в том десятилетии. И забыл о нем вовсе. Иногда вспоминал к слову, но больше не искал.
А лет пять назад как-то в разговоре с Максимом Бычковым он и всплыл, да еще как! Максим нашел трилогию, отсканировал ее и выслал мне. Я вычитал "Ураган" и "Зеленого папу", после чего все три романа и предисловие оказались на lib.ru http://lib.ru/INPROZ/ASTURIAS/ , откуда, как я понимаю, разбрелись по всему Инету.
Но третью книгу "Глаза погребенных" я не вычитал.
Дело в том, что уже "Ураган" читался с трудом, а "Зеленый папа" вообще еле дочитывался.

"Сеньор президент" - первый роман Астуриаса, а трилогия написана уже совсем зрелым писателем. Через несколько лет после выхода "Глаз погребенных" ему дали нобелевскую премию. Разумеется, нобелевская никак не может быть стопроцентным показателем, а иной раз вообще ставит в тупик, но в случае с Астуриасом, видимо, она не промахнулась. Однако мне приходится заставлять себя продолжать ознакомление с творчеством данного лауреата.

Позавчера я прочел "Владетеля сокровищ" и, кажется понял, что меня так тяготит в трилогии.
Это мистический реализм.
Причем не сам по себе, а именно мистический реализм Астуриаса.
Он же Маркеса или Амаду абсолютно не мешает, даже наоборот Возможно они немного более европейцы, нежели Астуриас. Его отец был метисом, а мать индианкой. Т.е. по крови он почти совсем индеец, но и по культуре, судя по всему, тоже. Вернее не по культуре, а по культурному самоопределению.
Вот этот индейский мистицизм и утрудняет восприятие астуриасовской прозы. Приходится самому себе признаться, что не всё собственному могучему разуму и безграничному воображению доступно. Оказывается, кое-что предназначено для других. И что, если хочешь покормиться у иных, - стань и сам немножко иным.

Любопытно, что о Банановой трилогии пишут, что автор отказался от литературных экспериментов "Сеньора президента", "Маисовых людей" и проч., дабы не затемнять мистицызмом и мифологизмом смысл и рубить фактами с плеча. Но на мой взгляд, как только открываешь любой из трех романов, сразу же в мистицизм и мифологизм и проваливаешься. Если умеешь плавать, - выплывешь, а нет, - будешь как я.
А вот в "Сеньоре президенте", насколько я помню, никакого трясинно-засасывающего мистицизма и нет. Может, конечно, я что-то забыл, но почему-то книга тогда прочлась на одном дыхании, как "Осень патриарха" Маркеса, например. Впрочем в "Осени" мистицизма хоть отбавляй, но он не трясинный и не засасывающий.
Фактов в трилогии, само собой, много, и мысль уйти от мистицизма и мифологизма была верной. Если бы Астуриас действительно написал эти романы при помощи классического реалистического реализма, - цель была бы достигнута с бОльшим успехом, но, видать, у него была какая-то другая цель, которую он, вполне может статься, . и достиг еще с бОльшим успехом, чем достиг бы предполагаемую цель "фактов".

Но я хотел поговорить о "Владетеле сокровищ".

Искал в Инете что-нибудь об этой повести, но ничего внятного не обнаружил. Максимум что выудил, что это повесть. Но как по мне, так это такая же повесть, как симфония современного композитора - симфония.

Вчера в передаче Радио Культура "Диалог ума и сердца" Марина Москвина сказала, что она пишет, как поет песенку: поется себе и поется, кому нравится, - может послушать, а кому не нравится, - пусть и не слушает вовсе. Услышал я это и сразу о "Владетеле" подумал. Действительно, ощущение, что Астуриас пел песенку гватемальского интеллигента-оленевода, а я случайно рядом сидел. Иногда у меня совсем мозг перекручивался, а иногда я предполагал, что он в 1961 году пошел по стопам Владимира Сорокина путем "Сердец четырех". Единственно в чем не было никаких сомнений, - что это глупоко поэтичное произведение,
это данная в ощущениях прозы поэма шестидесятилетнего мастера;
новелла загадочных и трагичных состояний.
Вполне возможно, что читать ее нужно вслух, и, может статься, что обязательно на испанском языке.
И так, как слушать современную музыку: пытаться наслаждаться звуковыми пятнами и не искать между ними связи, а содержание вычитывать в рецензиях музыковедов.
Впрочем, есть небольшая разница: в современной музыке без музыковеда не обойдешься, сколько ни переслушивай, разве что сам автор выступит в роли теоретика музыки, а "Владетеля", мне так показалось, можно понять со второго прослушивания.

Мечты ребенка причудливо напластовываются друг на друга, выдавая себя за реальность. Но какая-то основа их, должно быть, есть. То, что называется подоплёка. В собственном значении этого слова - тканевая вставка, подкладка в рубашке под плечами.
Вот эту подоплёку, кажется, со второго раза можно и нащупать, а иначе - Сердца четырех.
Wednesday, May 27th, 2009
11:43 am
Идиот
Удивляюсь, что я его когда-то читал.
Что не в первый раз.
Разве?

Можно сказать, что книга эта гениальна, но сказать так нельзя. Нельзя, потому что слово "гениальный" хорошо, когда выражаешь сильный восторг, но когда сталкиваешься с истинно гениальным, понимаешь, что даже это слово теряет свой смысл.
Для меня очевидно, что роман этот не удался. Это полный провал Достоевского. Но провал блестящий, великолепный, не могу найди другого слова, кроме как гениальный. Это тот случай, о котором говорил Фолкнер. Я не помню подробностей, наверняка перевру и извращу его мысль, но во мне она живет в следующем виде: любой великий замысел , особенно идеальный, обречен на провал его воплощения. А воплощение его тем гениальнее, чем надрывнее и отчаяннее этот провал.
Ошибки и неудачи Достоевского из того же ряда, что и у Шекспира, и они его ставят в тот же ряд, где стоит Шекспир.
Впрочем, я пока не отказываюсь от убеждения, что Шекспир в литературе, - это то же, что Бах в музыке: как Бах вне сравнений с другими композиторами, вне понятия "композитор", так и Шекспир вне сравнений с другими писателями, поэтами, драматургами, вне понятий "писатель", "поэт", "драматург".

Идиота мне читать было трудно. Тяжело и болезненно. До такой степени болезненно, что я разразился предыдущим постом.
Тогда я прочел всего первую часть. Дальше было не легче, но по-другому. Тошнота от встреч с персонажами не проходила, однако рвотные рефлексы прошли.
Я понял, что это анатомический атлас человеческой гнусности на материале русского человека, и стало легче. Атлас и атлас себе, ну и слава Богу.
Ощущение было будто смотришь на женщину - красавицу и ангела: форма, содержание - пальчики оближешь и дыхание спирает. И тут кто-то взял и быстро содрал с нее кожу.
Вот и стоит она пред тобой голенькая, совсем-совсем голенкая, даже больше, чем голенкая. Вот и любуйся теперь на нее сколько влезет. Хороша? Нравится? Вот и полюби ее такой.

И оказывается, что можно ее и такую любить!
Можно, но недолго.
Ибо не возможно полюбить человеку ближнего своего, занеже ближний его уничтожит его за любовь его.
мышкин оказался ничем иным, как стрелой указующей на Того, Кто может до конца полюбить человека. Вернее не до конца, а просто выдержать эту любовь, не погибнуть и не сойти с ума.
А сам по себе он не вышел.
И не мог выйти.
И не выйдет ни у кого.
И очень хорошо.
Wednesday, May 13th, 2009
11:10 am
Куда, куда вы удалились?..
Лет 20 назад взахлёб читал Достоевского. Просто упивался. Вырисовалось тогда, что Карамазовы - самый лучший роман у него, затем идут Идиот, Преступление, Бесы, Униженные и Подросток, остальное тоже, конечно, гениально, но не так.
Потом, чуть ли не в том же году, что и прочел, перечитал Преступление. Опять восхитился. Лет 10 назад снова перечитал, и понял, что нужно бы роман ужать раза в два.
Год или два назад перечел Бесов. Книга показалась другой, но неплохой. Вовсе не пожалел, что вновь встретился с этими неприятными людьми.
Нынче приходится перечитывать Идиота.
Неприятно читать. Не хочется. Треть книги одолел, а дальше просто ступор какой-то. Это ж надо столько гадости понаписывать.
Удивляюсь, как же мне это нравилось в юности?
Неделя прекрасная выдалась - один, никто не мешает. К субботе нужно разделаться с Идиотом, а я время на ЖЖ трачу.
Что же это с любимым писателем случилось?
Давно хочу Карамазовых перечитать, но теперь страшно - там тоже сплошные уроды и недоумки.
Томаса Манна перечитывал - никаких проблем, даже наоборот, он мне еще интересней стал.
Фолкнер - всё ближе и родней.
Лесков, как родной, сколько ни читай.
Даже Л.Н. Толстой стал более приемлем в своей художественной прозе.
Что ж такое, неужели Федор Михайлович для тех кому до тридцати?
А потом его можно только вплетать в разговор, слегка розовея от использования общих мест?
Или для тех, кому за тридцать он Дневник писателя вел?
Friday, April 10th, 2009
2:15 pm
Дорис Лессинг
В 2007 году ей дали нобелевскую премию.
«за исполненное скепсиса, страсти и провидческой силы постижение опыта женщин».
Лично у меня от такой формулировки начинают на голове шевелиться не только присутствующие, но и отсутствующие волосы. Не вызывают протеста только "женщин" и "опыта женщин". Что касается "постижения опыта женщин", то тут уже ощущается какое-то неудобство - давать женщине премию за постижение опыта женщин... Что-то тут не то.

Сейчас читаю первую попавшуюся ее книгу по имени "Расщелина" (Cleft). Прошу прощения, но это истовый отстой. Идея как идея, ничего особенного и отвратительного, но воплощение!.. Это писатель? Это писатель, которому дают нобелевскую премию? Я знаю, что львиная доля тамошних премированных мало куда годится, я проверял, но эта книжка вообще никуда не годится. Я ее, конечно, дочитаю, может дальше будет эдакий какой-нибудь финт, но что-то мало верится.

Очень надеюсь, что остальное у нее адекватное славе. Или всё-таки сейчас в почете бабушки-феминистки забавляющиеся фантастикой? Г-жа Лессинг родилась в 1919 году. П.корректность?

Посмотрел в Википедии - о Расщелине не упоминается, авось эта книга сверхсуперэкстранепоказательна. Об остальном завлекательно пишут добрейшие википедисты и википедагоги.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com